История создания фильма «Кавказская пленница»

Создание фильмов – сложный процесс. Во время съемок часто возникают необычные, а порой и опасные ситуации. Особенно, если большая часть материала снимается на природе… тем более – если в горах, или в сценарии вдруг присутствует бурная горная река. История фильма «Кавказская пленница» полна интересных фактов, счастливых случайностей и совпадений.

После успеха «Операции Ы» Леонид Гайдай задумал продолжение фильма в виде двух небольших новелл. Действие должно было происходить в более экзотической обстановке, и новую картину назвали «Шурик в горах».

«Кавказская пленница» была первой из задуманных частей, а вторая должна была называться «Снежный человек и другие» — это был рассказ о том, как Трус, Балбес и Бывалый скрывались от советского правосудия, выдавая себя за Йети. 15 июня 1965 года заявку подали на «Мосфильм», но утвердили только первую новеллу, что привело к созданию полнометражного фильма.

Сложности начались, как только приступили к подбору актеров. Как ни странно, но первыми отказались сниматься в новом фильме Юрий Никулин и Евгений Моргунов. Им показалось, что комическая тройка слишком активно эксплуатируется, и это делает будущий фильм несколько односторонним. Никулин к тому же опасался, как бы роль Балбеса не оказалась слишком связана с ним. Кстати, именно это и произошло с Александром Демьяненко, оставшимся в памяти зрителей вечным Шуриком. Леонид Гайдай пошел на уступки знаменитым актерам, согласившись с их доводами. Сценарий был переработан.

Дальше начались поиски главной героини. По требованию режиссера, искали девушку, которая сразу бы привлекла к себе внимание зрителя. На роль Нины «примеряли» более 500 актрис! Список знаменитых на тот момент фамилий впечатляет: сёстры Вертинские, Жанна Болотова, Лариса Голубкина, Виктория Фёдорова, Валентина Малявина, Раиса Недашковская, Наталья Фатеева, Наталья Кустинская. Рассматривали кандидатуру и Натальи Селезневой, но Гайдай побоялся ассоциаций с предыдущими приключениями Шурика.

Судьба – сложный и запутанный клубок случайностей. Наталья Варлей работала гимнасткой в Московском цирке. Во время гастролей в Одессе ее на канате под куполом цирка заприметил Георгий Юнгвальд-Хилькевич (будущий режиссер «Д’Артаньяна и трех мушкетеров»). Он рассказал о красивой циркачке Леониду Гайдаю, и так на советском экране появился образ «студентки, комсомолки, спортсменки и просто красавицы» Нины. Гайдай вспоминал потом, что сначала «Она ничего не умела делать в кино, но был в ней природный артистизм, которому подвластно многое. Кроме того, она отлично выполняла все трюки, а их немало в картине».

Первым трюком, которым неопытная актриса удивила всю съемочную группу, было приручение ослицы Люси – важного действующего лица в фильме. Почему-то это достаточно упрямое животное сразу и безоговорочно полюбило Наталью. Александру Демьяненко для того, чтобы завоевать ее доверие, пришлось потратить целый мешок сахара. Это, по словам Гайдая, «библейское животное» прожило затем долгую и достойную жизнь. Уже в очень преклонном для осла возрасте 55 лет Люся повторно стала звездой экрана, снявшись в фильме «9 рота».

Опытные актеры помогали молодой актрисе, иногда искренне развлекаясь за ее счет. Например, когда снимали сцену похищения, Вицин Моргунов и Никулин так щекотали Наталью в спальнике, что извивалась в кадре она вполне достоверно. А однажды во время съемок, когда от нее требовался веселый и искренний смех, они вдруг вместе задрали майки и стали чесать животы. Сцену сняли без проблем, так как смеялась вся съемочная группа. Наталья Варлей позднее вспоминала дни съемок как очень счастливые, но и тяжелые одновременно:

«За легкостью и веселостью приключений моей героини скрыты тяжелый труд и бесконечные репетиции… Все трюки я выполняла самостоятельно: ныряла в воду, мчалась на машине. Когда работали над эпизодом, где я наезжаю на живую цепочку из моих преследователей, перекрывающих дорогу, я должна была резко затормозить у определенной линии перед кинокамерой. Репетируем — все получается. Начинаем снимать — в последний момент тормоза отказывают… Машина остановилась в каких-то сантиметрах от оператора. Может, потому-то фильм получился таким захватывающим. Мне было тогда 19, и я не задумывалась о риске…»

В фильме, перенасыщенном трюками и юмором, всегда находилось место для новой шутки. Гайдай даже установил цену – бутылка шампанского выдавалась тому, кто придумает что-нибудь новенькое и смешное. Рассказывали, что Никулин в результате заработал 24 бутылки, Моргунов 18, а Вицин одну. Несмотря на свой экранный образ, Георгий Михайлович был абсолютно непьющим человеком. Для него было настоящей проблемой, когда пришлось в кадре выпить кружку пива (под знаменитое » — Жить хорошо! – А хорошо жить еще лучше»). Сначала по его настоянию жидкость заменили на настой шиповника, но потом заметили, что не хватает пены, и актер с огромной неохотой влил в себя настоящее пиво – чего не сделаешь ради искусства!

Один из самых смешных моментов в фильме – шутку с огромным шприцом для Бывалого придумал Юрий Никулин. И даже принес из цирка устрашающий медицинский инструмент. Разумеется, на самом деле его не втыкали в живое тело. Между ног актера поставили табуретку с подушкой, в которую шприц и попадал. Однако Моргунова съемки этой сцены все равно изрядно нервировали, так как игла, хоть и бутафорская, всаживалась со всей силы в опасной близости от его тела.

После окончания съемок и монтажа фильм ожидала обязательная цензурная проверка. И тут, казалось, наступил полный крах. Председателю Госкино СССР Алексею Романову картина категорически не понравилась. Забраковано было практически все – шутки, которые были слишком смелыми, песни, которые оказались двусмысленными, затронутые проблемы – слишком серьезными, в общем, список был так велик, что, казалось, фильму конец. Спасла комедию счастливая случайность. Леониду Ильичу Брежневу, который был большим любителем кинематографа, периодически отсылались новые ленты для просмотра. В один из таких вечеров, когда генсек запросил какую-нибудь свежую комедию, ему отправили забракованную «Кавказскую пленницу», так как больше просто ничего не нашлось. Картина так понравилась Брежневу, что откладывать ее на полку, конечно, после этого не стали. Вот так этот всенародно любимый фильм попал к широкому зрителю.

При одном воспоминании об этой книжке люди сразу же начинают улыбаться. А помнят и любят её многие. Ирина Пивоварова (1939–1986) — одно из самых радостных имён детской литературы 1970–1980-х годов. Её стихи — лёгкие и светлые, рассказы и повести — живые, смешные, полные важных подробностей домашней, дворовой и школьной жизни.

По профессии Ирина Михайловна была художницей и хорошо знала, как важны для картины точный рисунок, воздух и свет. Погода тоже имеет значение. Когда светит весеннее солнышко, так и тянет на улицу. А если за окном темно и мелкий дождик, то и на душе тоскливо. Правда, учить уроки и идти в школу ни в какую погоду неохота. В этой жизни и в рассказах Люси Синицыной, ученицы третьего класса московской школы, всё перемешано: радость и грусть, любовь и досада… Сегодня на уроке сочинение, завтра сбор металлолома (и объяснение в милиции); в шестом подъезде — новый мальчик, вежливый и странный. Люська Косицына, лучшая подруга, может вдруг стать ябедой и предательницей. Тебя никто не понимает, над твоим сочинением все смеются, учительница хочет исключить из школы, и вообще… Но потом почему-то всё кончается хорошо, и друзья всё-таки не дадут в обиду, и даже мама смиряется с тем, что в доме будет жить собака неизвестной, но ценной породы.

Кажется, ничего особенного. Читаешь, смеёшься над выдумками и приключениями двух девчонок и вдруг начинаешь вспоминать: мы тоже делали «секреты», «секретики» в земле, прикрывая их стёклышком. Мы так же, как Люся Синицына и Люся Косицына, вылезали через чердак на горячую крышу, только рыжего кровельщика на ней не было, и некому было нас прогнать. Правда, из окна по верёвке спускаться не приходилось, а Синицына смогла.

В те годы в детских книгах стало возможно многое, чего не могло быть раньше. Убегает на свободу недопёсок Наполеон Третий и находит друга, дошкольника Серпокрылова. Уезжает от родителей и живёт в деревне с котом и собакой мальчик дядя Фёдор. Улетает в далёкие миры космическая путешественница, девочка с Земли Алиса Селезнёва. Воскресным утром сидят во дворе на дереве и распевают песни Люся Синицына и её друг Коля Лыков.

«Я о многом мечтала.
Я мечтала никогда в жизни не делать уроков.
Я мечтала научиться петь все песни на свете.
Я мечтала целыми днями есть мороженое.
Я мечтала лучше всех рисовать и стать художником.
Я мечтала быть красивой».

Так написала Ирина Пивоварова в «Рассказах Люси Синицыной» (первое название повести). Она действительно научилась хорошо рисовать, выросла высокой и красивой, окончила Московский текстильный институт и несколько лет работала художником-декоратором на «Мосфильме». Постепенно стали складываться стихи и маленькие сказки, потом рассказы и небольшие повести. Её мужем был замечательный художник Виктор Пивоваров, и вместе они сделали несколько чудесных книжек для малышей: «Паучок и лунный свет», «Тихое и Звонкое», «Жила-была собака».

Ирине Михайловне вообще везло на хороших художников. Настоящим шедевром можно назвать сборник её стихов «Потерялась птица в небе» (1984) с картинками Лидии Шульгиной. Напряжённое действие, столкновение характеров в повести «Тройка с минусом, или Происшествие в 5 „А“» (1982), немыслимые уморительные приключения дошкольниц Кати и Манечки («Однажды Катя с Манечкой») нашли достойное отражение в рисунках Георгия Юдина. Трагикомический «детектив» «Старичок в клетчатых брюках» (1981) тонко и слегка отстранённо проиллюстрировал Вадим Иванюк.

Когда Анатолий Зиновьевич Иткин (род. в 1931 году) сделал рисунки к «Рассказам Люси Синицыной» (1975), он был уже признанным мастером книжной графики. Без преувеличения можно сказать, что почти вся русская классика — от «Комедий» Д.И.Фонвизина до «Детства Никиты» А.Н.Толстого, с 1954 года и до наших дней — издавалась для детей с иллюстрациями А.Иткина. Его самой большой любовью стал А.С.Пушкин — образы «Евгения Онегина» и «Капитанской дочки», пушкинские места, поэты-современники, книги о Пушкине сопровождали художника многие годы, воплощаясь в разных видах графической техники. Иткина интересовала также и мировая книжная классика: Шарль Перро, Вальтер Скотт, Жюль Верн, Марк Твен, Оноре де Бальзак, Чарльз Диккенс и другие.

Менее известны, но не менее интересны его иллюстрации к приключенческим и фантастическим произведениям: к «Учителю фехтования», «Чёрному тюльпану», «Асканио» А.Дюма, «Человеку-невидимке» Г.Уэллса, «Сердцу змеи» И.Ефремова, «Благоустроенной планете» братьев Стругацких.

Воспитанный в реалистических традициях, Анатолий Зиновьевич неизменно точен во всём, что касается эпохи, костюмов, внешности героев, деталей обстановки и т.д. При этом он так проникается духом произведения, что может совершенно изменить манеру рисования. Если сравнить картинки в книгах «Волшебные сказки Англии», «Детские годы Багрова-внука» С.Т.Аксакова и, скажем, рисунок к сказке Пьера Грипари «Ведьма из чуланчика» в сборнике «Как запело дерево», можно подумать, что это работы разных художников.

Акварели Анатолия Иткина к повести «О чём думает моя голова» — как всегда достоверные, но при этом озорные и ироничные. Они полностью совпадают с текстом. Нам даже кажется, что, выполняя эту работу, художник получал какое-то особенное удовольствие и детскую радость.

Радость жизни, радость узнавания, возвращения в детство испытают и все читатели Ирины Пивоваровой (независимо от возраста). Она ушла от нас слишком рано, в расцвете таланта. Но писатель жив, если его любят и помнят. Мы рады, что её книги переиздаются, и их читают даже те, кто не любит читать.

Всем, кто захочет больше узнать о творчестве Ирины Пивоваровой, пригодятся следующие публикации:

  • Дмитренко С. Волшебницы : / С. Дмитренко // Литература : газета издательского дома «Первое сентября». — 2009. — 1–15 марта. — С. 6–7.
  • Жукова И. Возвышая поэзией душу… / И. Жукова // Начальная школа. — 1997. — № 3. — С. 76–79.
  • Ирина Михайловна Пивоварова : // Книги — детям : . — Москва : Детская литература, 1978. — С. 117–118.
  • Корф О. Ирина Михайловна Пивоварова (1939–1986) / О. Корф // Корф О. Детям о писателях : XX век : от О до Я / О. Корф. — Москва : Стрелец, 2006. — С. 12–13.
  • Корф О. «…Читаю третий раз» : читатели рекомендуют книги Ирины Пивоваровой / О. Корф // Детская литература. — 1989. — № 3. — С. 38–39.
  • Петухова А. Всё то, чего коснётся человек… : / А. Петухова // Книги — детям : . — Москва : Детская литература, 1978. — С. 43–47.
  • Яснов М. / М. Яснов // Лучшие стихи для детей. — Санкт-Петербург : Нева, 2005. — С. 438–439.
  • Яхнин Л. Загадка гномика : / Л. Яхнин // Пивоварова И. Жила-была собака / И. Пивоварова. — Москва : Новое литературное обозрение, 2003. — С. 83–85.

О художнике Анатолии Иткине:

  • Дувидов В. Когда приходит удача : / В. Дувидов // Детская литература. — 1970. — № 2. — С. 32–38.
  • Иткин А. / интервью взяла Л. Кудрявцева // Детская литература. — 1978. — № 8. — С. 76–79.
  • Иткин А. Определённый, ясный образ : / А. Иткин // Детская литература. — 1974. — № 6. — С. 70.
  • Кудрявцева Л. / Л. Кудрявцева // Кудрявцева Л. Собеседники поэзии и сказки : об искусстве художников детской книги / Л. Кудрявцева. — Москва : Московские учебники и Картолитография, 2008. — С. 148, 241.
  • Нижний Л. Замечательные соответствия : / Л. Нижний // Детская литература. — 1984. — № 6. — С. 52–54.

Осел из кавказской пленницы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *